Disputes between business entities, and heirs

29.01.2014

Given the nature of conflicts between business entities, and heirs of shares , these disputes must be submitted to the jurisdiction of commercial courts. About what difference there is in terms of specialization and harmonization of practices between disputes about collecting value of the property, the proportionate share of the participant who came out of society, and heir, who refused to participate or who have not accepted the members of society, and whether it makes sense to equate their legally reasoned Elena Yaremchuk, a lawyer, partner of "Konnov & Sozanovsky ".

 

Пути Наследования


Учитывая сущность конфликтов между хозобществом и наследниками долей, эти споры следует передать в юрисдикцию хозяйственных судов

Часть 1 статьи 12 Хозяйственного процессуального кодекса (ХПК) Украины была дополнена пунктом 4, регулирующим подведомственность корпоративных споров, еще в далеком 2006 году. Тем не менее иногда возникают случаи неправильного определения подведомственности спорящими субъектами. В частности, это касается споров между обществом и наследником о доле в уставном капитале такого общества.

Корпоративный статус

Согласно упомянутому выше пункту 4 части 1 статьи 12 ХПК Украины, хозяйственным судам подведомственны дела, возникающие из корпоративных отношений в спорах между хозяйственным обществом и его участником (учредителем, акционером), в том числе участником, который выбыл, а также между участниками (учредителями, акционерами) хозяйственных обществ, связанных с созданием, деятельностью, управлением и прекращением деятельности этого общества, кроме трудовых споров.

Вскоре после внесения указанных изменений в ХПК Украины Верховный Суд Украины указал направление практики их применения. К примеру, в одном из рассмотренных дел возник спор между обществом и гражданами — наследниками доли участника в этом обществе о размере части имущества общества, причитающейся бывшему участнику — наследодателю. Исковое заявление было возвращено на основании корпоративного характера спора и его ­подведомственности ­хозяйственным судам. Однако Верховный Суд Украины с этим выводом не согласился и отменил судебные решения. В обоснование своего решения наивысший судебный орган привел определение корпоративных прав и корпоративных отношений, закрепленное в статье 167 Хозяйственного кодекса (ХК) Украины, и отметил, что в этом деле спор идет о принадлежащей наследникам доле в имуществе общества. Таким образом, спор возник не из корпоративных, а из гражданских отношений, поэтому дело подлежало рассмотрению в порядке гражданского, а не хозяйственного судопроизводства, как ошибочно полагали суды предыдущих инстанций (определение Верховного Суда Украины от 13 февраля 2008 года).

Из данной позиции Верховного Суда Украины следует один ключевой факт: разграничение хозяйственных и гражданских споров было осуществлено по критерию характера спорных правоотношений, то есть критерию, по которому на тот момент ВСУ были успешно отграничены административные споры. Такой подход находил косвенное оправдание также в том, что одновременно с дополнением части 1 статьи 12 ХПК Украины пунктом 4 о подведомственности корпоративных споров была дополнена и статья 167 ХК Украины частью 3, содержащей определение корпоративных отношений как отношений, возникающих, изменяющихся и прекращающихся касательно корпоративных прав. Другими словами, и сам законодатель якобы дал ориентиры для линии разграничения споров.

Однако именно в контексте изложенного подхода возможна логика, противоположная избранной Верховным Судом Украины, в описанном деле. Ведь, согласно части 5 статьи 147 Гражданского кодекса (ГК) Украины, доля в уставном капитале общества переходит к наследнику физического лица — участника, если уставом не предусмотрено наличие согласия иных участников общества на такой переход. При этом расчеты с наследниками участника, не вступившими в общество, осуществляются в соответствии с положением статьи 148 ГК Украины. Последняя регулирует вопросы выхода участника из общества и порядок реализации права на получение стоимости части имущества, пропорциональной доле такого участника в уставном капитале. Таким образом, наследник участника, сам не ставший участником общества, имеет право требовать от общества выплаты ему стоимости части имущества, пропорциональной унаследованной доле. Принадлежность наследнику этого права непосредственно следует из постулата, что доля является имуществом, и несмотря на то что для приобретения статуса участника общества наследнику необходимо выразить свою волю и получить согласие общества, собственником доли он становится в силу факта правопреемства.

В свою очередь, согласно статье 167 ХК Украины, корпоративные права — это права лица (не участника!), доля которого определяется в уставном капитале хозяйственной организации, включающие правомочия на участие этого лица в управлении хозяйственной организации, получение части прибыли этой организации и активов в случае ликвидации последней, а также иные правомочия, предусмотренные законом и уставными документами. Под корпоративными отношениями имеются в виду отношения, возникающие, изменяющиеся и прекращающиеся касательно корпоративных прав.

В своем постановлении от 3 июля 2013 года Верховный Суд Украины признал корпоративным право участника на получение части имущества в случае выхода из общества. При этом нормы действующего законодательства Украины не содержат конструктивных отличий между правами на получение стоимости части имущества вышедшего из общества участника и не принятого в участники наследника. И это вполне объяснимо, поскольку право на получение стоимости части имущества основано на самом факте принадлежности этим лицам доли в уставном капитале. Изложенное позволяет считать возможным вывод о том, что, согласно нормам материального права Украины, наследник участника общества в связи с переходом в его собственность доли имеет как минимум одно из правомочий, входящих в состав корпоративных прав. Если придерживаться такой логики, то по смыслу части 3 статьи 167 ХК Украины отношения по реализации наследником доли указанного права могут считаться корпоративными, как и споры, возникающие в рамках этих правоотношений

Наследник - не участник!

Тем не менее пункт 4 части 1 статьи 12 ХПК Украины, помимо критериев возникновения спора из корпоративных отношений и связанности с деятельностью, управлением, созданием и прекращением общества, содержит дополнительное условие для отнесения дела к хозяйственной юрисдикции: спор должен возникнуть между обществом и участником (в том числе выбывшим) либо между участниками.

В связи с этим в практике устоялся несколько иной подход к разграничению корпоративных и иных споров, нежели в указанном выше судебном деле. Так, при унификации практики Верховный Суд Украины (письмо ВСУ «Практика рассмотрения судами корпоративных споров» от 1 августа 2007 года, пункт 3 постановления Пленума ВСУ «О практике рассмотрения судами корпоративных споров» от 24 октября 2008 года № 13), а также Высший хозяйственный суд Украины (пункт 1.5, пункт 1.10 рекомендаций ВХСУ «О практике применения законодательства в рассмотрении дел, возникающих из корпоративных отношений» от 28 декабря 2007 года № 04-5/14) пришли к выводу, что на основании пункта 4 части 1 статьи 12 ХПК Украины не подлежат рассмотрению хозяйственными судами споры, в которых одна из сторон не является участником общества, в том числе споры с участием наследника доли, не ставшего участником. Эти споры не являются корпоративными.

С учетом пункта 4 части 1 статьи 12 ХПК Украины такой подход представляется правильным. Однако если принять во внимание цели, для достижения которых часть 1 статьи 12 ХПК Украины была дополнена пунктом 4, то логичным представляется внесение соответствующих изменений и передача споров наследников долей с обществом в юрисдикцию хозяйственных судов. В частности, с точки зрения специализации и унификации практики нет особой разницы между спорами о взыскании стоимости части имущества, пропорциональной доли, участнику, вышедшему из общества, и наследнику, который отказался от участия или которого не приняли в участники общества.

Частично такие изменения Верховный Суд Украины предлагал еще в своем письме «Практика рассмотрения судами корпоративных споров» от 1 августа 2007 года. Но пока изменения не воплотились в жизнь, споры наследников долей с обществом будут вне юрисдикции хозяйственных судов.

Комментарии

Елена ЯРЕМЧУК, 
адвокат, партнер АК «Коннов и Созановский»

Исходя из определения корпоративных отношений, изложенного в части 3 статьи 167 ХК Украины, под корпоративными отношениями имеются в виду отношения, которые возникают, изменяются и прекращаются касательно корпоративных прав.

Таким образом, если корпоративными являются отношения между обществом и участником, который вышел из общества, возникающие касательно корпоративных прав вышедшего участника, то аналогичные отношения между обществом и наследником также можно считать корпоративными. Ни вышедший участник, ни наследодатель не являются участниками общества, однако в силу закона у бывшего участника и у наследника возникают отношения с обществом касательно указанных корпоративных прав.

Отсюда вполне логично выглядит предложение дополнить часть 4 части 1 статьи 12 ХПК Украины положением о том, что хозяйственному суду подведомственны в том числе и дела, возникающие из корпоративных отношений в спорах между обществом и наследником умершего участника.

Однако если говорить о практической стороне, то более верным видится предложение об унификации законодательного регулирования и судебной практики в спорах относительно расчетов как с участником, который вышел, так и с наследником, чем передача в подведомственность хозяйственному суду споров между обществом и наследником, исходя из существенной разницы в размерах судебных сборов при рассмотрении споров хозяйственным судом и судом общей юрисдикции. Для наследника судебный сбор, составляющий 2 % цены иска с максимальным ограничением в размере 60 минимальных заработных плат, при рассмотрении спора хозяйственным судом гораздо обременительней, чем судебный сбор, равный 1 % цены иска с максимальным ограничением в размере трех минимальных заработных плат, при рассмотрении спора судом общей юрисдикции.