Contract of the ordinary

27.01.2014

Qualification of the contract which is more like a work contract than a supply one, the proposed VKKS for qualification exam model actually ambiguous. A senior lawyer of "Konnov and Sozanovsky"  Alexey Pokotylo gave his subjective assessment in his commentary to the article in the newspaper "Legal practice» № 3.

Из подряда вон выходящее

9 декабря 2013 года Высшая квалификационная комиссия судей (ВККС) Украины начала определять результаты квалификационного экзамена, который кандидаты на должность судьи сдавали 9, 19 и 20 сентября 2013 года. И если предварительные результаты анонимного тестирования были оглашены комиссией уже в день экзамена, то окончания проверки практических работ кандидатам пришлось ждать более двух месяцев.

 

Реальный эталон

Практическое задание заключалось в подготовке будущими судьями проектов решений по четырем модельным делам (гражданской, хозяйственной, уголовной и административной специализации). Следует отметить, что в качестве модельных дел ВККС предложила кандидатам уже рассмотренные судами дела, решения по которым несложно найти в Едином реестре судебных решений. При этом результаты оценивания работ главным образом зависели от правильности разрешения модельного дела (законности и обоснованности подготовленного проекта процессуального документа), то есть от соответствия резолютивной части решения реальному «эталону».

Как показало обсуждение среди кандидатов на сайте «Юридической практики», едва ли не наибольшие затруднения у будущих судей вызвало практическое задание по хозяйственной специализации. Модельное дело было основано на материалах дела № 29/239-10, рассмотренного в 2011 году Хозяйственным судом Харьковской области. Решением суда от 5 августа 2011 года иск был удовлетворен. Данное решение было оставлено без изменений судами апелляционной и кассационной инстанций.

Часть кандидатов, разрешая данное модельное дело, отказала в удовлетворении иска, посчитав, что к отношениям сторон спора должны применяться положения законодательства о подряде, а не о поставке. В отличие от поставки, в случае с подрядом правовым последствием наличия в результате работ (товаре) существенных недостатков является не отказ от договора и возврат уплаченной за товар денежной суммы (пункт 1 части 2 статьи 678 Гражданского кодекса (ГК) Украины), а отказ от договора и возмещение убытков (часть 3 статьи 858 ГК Украины). Требование же о возмещении убытков будет уже иным способом защиты прав и будет иначе определять предмет доказывания по делу. Это, как решила часть кандидатов, может служить основанием для отказа в иске.

Сомнительная безупречность

Изложенный вариант разрешения дела коренным образом отличается от «официального». Но настолько ли он ошибочен? И так ли безупречен вариант, принятый ВККС в качестве «эталонного»?

Сразу же необходимо оговориться, что автор данной публикации не является кандидатом на должность судьи, однако корректность использованных в статье исходных данных подтверждена сразу несколькими кандидатами, с которыми он общался. Автор не стремится поставить под сомнение необходимость исполнения вступивших в силу судебных решений, а тем более нанести ущерб авторитету судебной власти, а лишь излагает альтернативную точку зрения, которая, возможно, станет (а может, и не станет) поводом к конструктивной дискуссии. Однако без конструктивного публичного диалога нельзя представить себе судебную систему европейского образца, к построению которой стремится ВККС.

Итак, согласно материалам модельного дела, между обществом с ограниченной ответственностью «Хаск» (заказчик, истец по делу) и физическим лицом — предпринимателем (исполнитель, ответчик по делу) 6 ноября 2008 года был заключен договор № 01/11.

В соответствии с указанным договором заказчик поручил, а исполнитель принял на себя обязательство по проведению работ по разработке и изготовлению специального технологического оборудования: теплогенератора-утилизатора отходов ТУЛ-100 «Вд» (оборудование) в количестве одной штуки для утилизации и теплогенерации специфических отходов производства согласно техническому заданию.

В соответствии с накладной ответчиком было передано истцу оборудование, а истцом проведен полный расчет в сумме 98 800,00 грн.

В дальнейшем истец в переданном ответчиком оборудовании выявил дефекты. В связи с невозможностью безопасной эксплуатации теплогенератор-утилизатор отходов ТУЛ-100 был остановлен.

Согласно заключению судебного эксперта, оборудование не соответствует требованиям нормативных документов и технического задания из-за недостаточной площади поверхности нагрева для обеспечения нормативной температуры продуктов сгорания на выходе из теплогенератора и обеспечения нормативного коэффициента полезного действия теплогенератора при использовании в качестве теплоносителя смазочных смесей.

Таким образом, Хозяйственный суд Харьковской области пришел к выводу, что оборудование, «поставленное» истцу, «не соответствует документации заказчика».

Обосновав свое решение положениями статьи 678 ГК Украины, регулирующей правоотношения, связанные с куплей-продажей, суд удовлетворил иск.

Природа договора

Однако действительно ли договор, заключенный сторонами модельного дела, является договором поставки?

Как известно, правовую природу договора определяют 32 его условия. Для отнесения договора к тому или иному виду необходимо сопоставить его предмет с признаками предмета «идеального» договора, которые содержатся в нормативном акте (в нашем случае — в Гражданском кодексе Украины).

Согласно статье 712 ГК Украины, по договору поставки продавец (поставщик), осуществляющий предпринимательскую деятельность, обязуется передать в установленный срок (сроки) товар в собственность покупателя для использования его в предпринимательской деятельности или в иных целях, не связанных с личным, семейным, домашним или иным подобным использованием, а покупатель обязуется принять товар и уплатить за него определенную денежную сумму.

Статья 837 ГК Украины дает определение договора подряда. По договору подряда одна сторона (подрядчик) обязуется на свой риск выполнить определенную работу по заданию второй стороны (заказчика), а заказчик обязуется принять и оплатить выполненную работу. Договор подряда может заключаться на изготовление, обработку, переработку, ремонт вещи или на выполнение другой работы с передачей ее результата заказчику. Статья 839 ГК Украины предусматривает возможность выполнения работы из материала подрядчика.

Как видим, отличие подряда от поставки заключается в выполнении подрядчиком четко определенной работы по заданию заказчика с передачей ее результата заказчику.

Согласно условиям модельного дела, ответчик разработал и изготовил оборудование из своих материалов по заказу истца на основании предоставленного истцом технического задания, после чего передал результат работ (то есть разработанное и изготовленное оборудование) истцу.

Таким образом, предмет договора в модельном деле значительно полнее соответствует признакам именно договора подряда, нежели договора поставки, и, на мой взгляд, должен быть квалифицирован именно как договор подряда. В таком случае непонятно, почему к такому договору следует применять положения законодательства о поставке, как это сделал Хозяйственный суд Харьковской области в модельном деле, а не нормы, регулирующие отношения подряда?

Возможные возражения

Здесь возможны возражения, что в модельном деле речь идет о смешанном договоре (часть 2 статьи 628 ГК Украины), который, помимо условий о подряде, также содержит и элементы договора поставки. Автор считает эти возражения несостоятельными по следующим причинам.

Смешанный договор должен содержать в себе существенные условия каждого из соответствующих «чистых» договоров. Предмет договора подряда ­предусматривает передачу заказчику права собственности на результат работ. Предмет договора поставки также предусматривает передачу покупателю права собственности на товар. Если исходить из того, что в модельном деле ответчик сначала разработал и изготовил оборудование (по договору подряда), а потом «поставил» его истцу (по договору поставки), то сразу бросается в глаза абсурдность такого «смешанного» договора. Как можно повторно «поставить» истцу оборудование, право собственности на которое и так передается ему в силу договора подряда? Договор же подряда, по которому подрядчик не передает результат работ заказчику, а оставляет его в своей собственности, невозможен по определению. Ввиду вышеизложенного не может свидетельствовать о «смешанности» договора и простое использование слова «поставка» в его названии или тексте (например, «исполнитель обязуется поставить заказчику оборудование в такой-то срок»). Тем более что слово «поставка» по сложившейся традиции часто употребляется участниками хозяйственного оборота в качестве синонима термина «доставка».

Также вероятны несогласия с альтернативным решением со ссылкой на часть 5 статьи 858 ГК Украины. Согласно указанной норме закона, подрядчик, предоставивший материал для выполнения работы, отвечает за его качество в соответствии с положениями об ответственности продавца за товары ненадлежащего качества.

Однако в данной норме говорится исключительно об ответственности подрядчика за качество предоставленного для выполнения работы материала. Согласно же модельному делу, ненадлежащее качество оборудования было вызвано именно просчетами ответчика при его разработке и изготовлении (несоответствие требованиям нормативных документов и технического задания из-за недостаточной площади поверхности нагрева), в то время как о ненадлежащем качестве использованных ответчиком материалов речь не идет. Следовательно, и эта норма в данном случае неприменима.

Вышеизложенное дает основания полагать, что предложенный ВККС в модельном деле договор «очень похож» на договор подряда, а потому к отношениям сторон дела должны были применяться именно положения о подряде.

Конечно, автор этого материала не питает иллюзий относительно того, что ВККС может согласиться с приведенными в статье аргументами, тем самым поставив под сомнение правильность решений судов трех инстанций.

Тем не менее автор все же надеется, что данная публикация хоть немного, но поможет усовершенствовать подход ВККС к подбору модельных дел и оцениванию практических работ кандидатов на должность судьи.

МНЕНИЯ ЭКСПЕРТОВ

Алексей Покотило, старший юрист АК "Коннов и Созановский"

Субъективная оценка суда

Споры по вопросу о правовой природе договорных отношений в случае, если предмет договора — движимое имущество, изготавливаемое одной стороной по заказу другой стороны, продолжаются еще со времен Древнего Рима. При этом на данный момент нет причин утверждать, что в скором времени будут наконец установлены однозначные критерии, когда такие отношения следует признать договором подряда, а когда — договором купли-продажи (или поставки).

В настоящее время принято считать, что наиболее простым критерием разграничения договора подряда и договора поставки является характер изготавливаемой по договору вещи. Если такая вещь является индивидуально-определенной, то договор считается договором подряда, если же вещь определяется родовыми признаками — договор квалифицируется как купля-продажа (поставка). Но такое разграничение далеко не идеально, поскольку не всегда вещь можно точно отнести к одной из двух групп. Поэтому при разграничении данных договоров следует обращать внимание на степень типизации объекта, то есть изготовление под заказ типичной вещи является куплей-продажей, а вещи с заметными индивидуальными отличиями — подрядом.

При таком подходе большое значение имеет субъективная оценка ситуации судом, поэтому сложно оценивать правильность обсуждаемых в статье решений, не зная всех деталей дела и особенностей товара. В то же время условия модельного дела действительно определенным образом «намекают» на договор подряда.

Необходимо отметить, что в Российской Федерации при сходном законодательстве применяется такой дополнительный критерий: условия договора подряда направлены прежде всего на определение взаимоотношений сторон в процессе выполнения обусловленных работ, а при купле-продаже (поставке) — на передачу предмета договора покупателю.

Тем не менее даже квалификация договора из модельного дела как договора подряда не должна была бы привести к отказу в иске на основании статьи 678 Гражданского кодекса (ГК) Украины по той причине, что в соответствии с частью 5 статьи 858 ГК Украины подрядчик, предоставивший материал для выполнения работы, отвечает за его качество согласно положениям об ответственности продавца за товары ненадлежащего качества. На Украине же сложилась практика широкого толкования значения термина «материал» в указанном контексте, и суды применяют к подряду положения об ответственности продавца за товары ненадлежащего качества в случае обнаружения брака практически в любой готовой продукции. Также следует отметить, что уплаченная по договору сумма входит в состав убытков заказчика, поэтому требование ее возврата нельзя считать необоснованным при квалификации договора как договора подряда.